Потепление

Сейчас у нас +8 градусов (по Цельсию), птички поют, травка, оправившаяся от снега, с перепугу зазеленела вновь. Лепота…

А ещё у нас мухи взбесились. Порядочные мухи давно уже замёрзли и гниют где-нибудь сейчас, траурно прижав лапки к тому, что при жизни было грудью… Ан нет, наши нью-йоркские мухи ой не такие… Летают, мешают жить, а также почему-то попадаются Святу под руку. Не далее как час назад я практически из его рта вытащил полуживую муху. Что было дальше, думаю, очевидно: муха совершила окончательный переход из живого состояния в неживое и была за свои заслуги отправлена в раковину на кухне.

А ещё недели полторы назад я издевнулся над Мариной — аж сейчас с удовольствием вспоминаю. Она спрашивает:
— Макс, а почему белок мало стало?
Я, естественно, отвечаю:
— На юг все улетели, вот и не осталось их тут больше.
Тут по изгороди пробегают две любвеобильные белки.
— А эти почему не уле… Что? На какой юг?
— Во Флориду, конечно, — отвечаю я, не в силах сдерживаться.

Смеялись мы долго. Про белок, улетевших на юг, фраза прижилась.

Подписаться по Email

Comments are closed.