Пара мыслей о внутренних инвестициях и планировании

Читаю книгу Nassim Taleb – Antifragile: how to live in a world we don’t understand (ее читать можно только порционно, т.к. сразу в голову лезет куча мыслей по поводу того, как можно изменить в своей жизни) и начал переосмысливать кое-какие вещи, до которых когда-то дошел своим умом, опытом знакомых, прочитанными книгами и сданными учебными предметами.

Всегда приятно читать книгу, которая поддерживает твою точку зрения. Тем не менее, я уже лет десять живу в состоянии «все не так, как кажется»: не согласен с интерпретацией многих событий, не верю в синергетический эффект, не участвую в массовых психозах, критически отношусь к венчурному капиталу, не верю в доброту акционеров, не даю интервью без возможности прочитать его перед публикацией и т.п.

Считается, что героизм в бизнесе – это умение брать огромные риски и побеждать. При этом воспеваются директора компаний, поставившие на карту сам факт существования компании. (Кстати, я никогда не играю в карты и не хожу в казино.) Чуть более осторожные люди поправляются, говоря, что риски должны быть просчитанными, т.е. если нет уверенности в том, что вложение средств будет выгодным, то деньги лучше придержать. И на этом спасибо. На самом деле, работает только механизм «штанги»:

  • Определяется сумма/стоимость компании, которую потерять нельзя ни при каких условиях. Это безрисковый компонент (поправка: есть систематические риски рынка – они же «рыночная бета» и есть риски, связанные с конкуренцией), и его стоимость сохраняется независимо от исхода рисковых инвестиций.
  • Определяется сумма, которую можно пустить на высокорисковые эксперименты. В книге пишется, что бессмысленно вкладывать эту сумму в средне- и низкорисковые инициативы. В принципе, это верно, т.к. низкорисковые инициативы легко диверсифицируются на безрисковом уровне, а среднерисковые инициативы обычно убыточные, т.к. большинство компаний конкурирует именно в среднерисковом поле. Как определить большой риск? Есть популярная, но ошибочная гипотеза Security Market Line (SML) (она слегка не про то, но предположим абстрактную компанию в вакууме), утверждающая, что комбинация риск-доход дает один и тот же результат независимо от риска, поэтому можно просто найти инициативы с максимальным потенциальным доходом и сконцентрироваться на них.
  • Поскольку (на самом деле) просчитать большие риски с большой доходностью невозможно, надо вкладываться как раз в такие инициативы и смотреть, что получится. И, разумеется, учиться по ходу дела.

Я много занимался финансовым планированием, оценкой, нахождением факторов роста бизнеса и продуктов и т.п., но всегда приходил к тем же самым выводам, которые делал много лет назад:

Книга также неявно упоминает еще один момент: в большинстве компаний присутствует кризис работающих идей (т.е. идей, которые можно взять и реализовать, а не просто обсудить их за пивом). Следствие из этого – компании вытаскивают старые идеи, сдувают с них пыль и вливают в них деньги. Все старые идеи, хоть как-то показавшие свою работоспособность, торжественно называются масштабируемыми, и в них направляются потоки средств. В результате получается модель «больше того же самого» (more of the same), являющаяся убийцей зачатков инновационности компаний.

Вот такие мысли этим солнечным субботним утром. Продолжение следует.

Подписаться по Email

One Response to “Пара мыслей о внутренних инвестициях и планировании”

  1. В России последнее время наблюдаю несколько иную картину:
    Многие компании становятся значительно эффективнее после использования базовых лучших практик.
    Для меня открытием было какое количество бизнесменов, оперирующих десятками миллионов (рублей) не считают NPV вложений, не ведут бюджетирования и балансов.

    Сердце кровью обливается, когда смотрю на это, а Вы говорите «кризис работающих идей» ))