Фиджи. 8 июля 2008

Речное сафари. Так сладко мне ещё никогда не спалось, и так обидно и грустно не было просыпаться, как сегодня. Но дело того стоило: в 8 утра нас должны были забрать на самый большой и интересный тур — по реке Sigatoka на моторной лодке, с посещением фиджийской деревни и любованием замечательными видами фиджийской природы.

Перед лодкой. В 8 утра нас забрал весёлый парень где-то моего возраста и отвёз нас в город Sigatoka, чтобы мы могли попить утренний бодрящий кофе, а также оставить очередную пачку денег в сувенирном магазине. После того, как устроители увидели, что мы уже достаточно затоварены, мы поехали за 10 миль по просёлочной дороге к лодке, на которой пройдёт самая интересная часть нашего приключения. (Никогда бы не подумали, что весь этот тур был организован именно нашим водителем.) По пути водитель нам рассказывал интересные истории из фиджийской жизни, рассказывал анекдоты и постоянно вворачивал в повествование несуществующие факты и наблюдал за нашей реакцией. Его любимое выражение было Bula shita (как мы помним, bula — это «привет» по-фиджийски), а словосочетание по-английски созвучно с «ерунда».

Потом этот же пронырливый водитель стал предлагать нам с Мариной купить землю на Фиджи, чтобы вложить деньги и, возможно, переехать жить на Фиджи и наслаждаться низкими ценами на основные продукты [МК: и огромными ценами на вспомогательные для Фиджи, но необходимые нам услуги типа интернета, нормального бензина, вещей, создающих уют и т.п.]. Марина попросила рассказать больше, и вот что мы узнали: 68% земли принадлежит общинам (это я уже писал), а эксклюзивное право на использование земли можно купить у общины или у государства на 99 лет (традиционная британская модель). Для земли рядом с океаном цены начинаются от F$150k, а в хороших местах — F$250k+. Плюс — расходы на постройку дома, или участок можно просто держать у себя в надежде на подорожание земли. Мы выслушали всю информацию, но сказали, что нам нужно подумать. (Сколько там, 1 день на каждые $100 долларов? 🙂 )

На лодке. Мы приехали на лодочную станцию, запарковались и стали напяливать на себя спасательные жилеты. К нашему несказанному счастью, погода разгулялась, и на улице снова восцарилась привычная жара — а значит, мы сняли свитера, чтобы заменить их спасательными жилетами, которые здесь обязательны к ношению во время всех водных игрищ. Спустились вниз по холму — и нашему вниманию предстала грозная моторная лодка на 16 мест. Нам достался первый ряд, а слева от нас сидел наш водитель, по совместительству — наш гид. Он нас всех предупредил, чтобы мы дружелюбно махали местным жителям, иначе они нас съедят. В общем, пафосная шутка. (На самом деле, это местный староверный обряд махать прохожему.)

Что я теперь точно знаю: если вы хотите увидеть настоящую страну Фиджи, лучший способ её увидеть — покататься на моторной лодке по реке, уходящей вглубь острова. Полчаса (в один конец) нашей поездки в деревню превратились в широкий поток новых впечатлений (которые в свою очередь и с помощью обильного количества фотографий превратятся в отличные воспоминания) — во-первых, потому что на такой лодке мы ещё не катались; во-вторых, потому что по горной реке мы ещё не плавали; в -третьих, потому что ребёнок смог порулить лодкой. Если бы в семь лет я мог делать всё это, я бы, наверное, был самым счастливым ребёнком на свете (как говорят американцы, I would kill to be you).

По пути мы проезжали мимо нескольких десятков людей, копошащихся в воде, поящих скотину, стирающих бельё, ловящих рыбу, моющих фрукты и овощи, просто пасущих скотину, обрабатывающих грядки, жгущих мусор и т.п. Всем из них мы махали, и они махали нам в ответ. Не помашешь — услышишь в свой адрес недовольный свист: зажрался, барин, не здороваешься!

В деревне. Фиджийцы — очень скромные люди как в быту, так и в общении. Убедить 14 (!) деревень принимать у себя туристов организаторам путешествия было непросто: традиции в деревнях всё ещё сильны — до ортодоксальности. Тем не менее, в последние 20 лет произошёл сильный сдвиг в обществе: родители поняли, что их дети могут иметь более хорошее будущее. Мы не говорим про прыжок от бомжа до олигарха — всё проще: ребёнок родился в коммуне, и его будущее определяется коммуной — он будет выращивать фрукты и овощи, помогать пасти коров и объезжать лошадей, несколько раз в неделю ходить в свою церковь методического толка, во время ежегодного циклона помогать более молодым детям добираться до вершины холма, где есть хоть какое-то укрытие от непогоды, а также небольшой запас еды и несколько грядок для пережидания полугодового сезона дождей. Сейчас родители отсылают детей учиться — независимо от сложности процесса приобретения знаний. В деревне, куда мы приехали, дети школьного возраста просыпаются рано утром, берут свою школьную одежду, переправляются через реку (пешком или вплавь в сезон дождей!), после чего надевают свою школьную одежду и идут больше двух километров в школу. Обратный путь очевиден. И так — каждый школьный день, за исключением сезона дождей, когда порой детям приходится оставаться на ночь в городе, чтобы не пострадать от непогоды. Всё это делается для того, чтобы ребёнок, когда вырастет, не был вынужден возделывать поле, а вместо этого работал хотя бы в обслуживающем персонале отеля или — что является почти что верхом мечтаний — в государственной структуре. (В России подобные процессы были в период конца 19-начала 20-го века.) Большинство детей, каким-либо образом уехавшие в развитые страны, не возвращаются или возвращаются раз в несколько лет на Рождество, чтобы повидать родную деревню. Впрочем, их можно понять: вы живёте в крупном развитом городе с инфраструктурой, благами цивилизации и т.п. — и вы вынуждены возвращаться в дом с незакрывающимися дверьми, условной гигиеной и к обычаям, которые начинают казаться стародавними, — мало кому это покажется привлекательным. (Может, кому-то я только что подкинул идею вывозить фиджийцев работать в Россию по рабочим визам? 🙂 )

В деревне нас встретили старейшины и предложили нам сделать и испить кавы (мы принесли целый пучок этого растения, и потом его при нас истолкут и с помощью ледяной горной воды превратят в мутный напиток, вяжущий язык. Наш гид выступал как посланник нашего племени, принеся благодарности за наш приём главам деревни, уверящий их в нашем отменном характере и в том, что мы пришли как друзья. Старейшины согласились, и вот мы уже все вместе (соблюдая правила приличия, никакого пития на брудершафт) пьём каву из нескольких чашечек, сделанных из ореха кокоса. Поскольку были туристы из Австралии, России и США, старейшина поприветствовал каждую нацию отдельно. Разумеется, в помещение мы вошли без шляп, очков и обуви.

После распития кавы мы пошли гулять по деревне и общаться с народом. Выяснилось, что еду на всю деревню они готовят в специальном закутке, служащим им кухней. У них есть спутниковый телефон, который поставила им компания, организующая туры, и куда им звонят за день перед прибывающей группой туристов. С каждого человека (тур стоит F$200) им перепадает от $20-50 (точную сумму мне не назвали). На всю деревню у них один трактор, который за деньги другие арендуют на день (частная собственность всё же присутствует). Проводного электричества нет (не считая солнечной батареи, питающей телефон), но есть генератор, который иногда заводится, и люди платят за его использование вскладчину.  Есть радио, и иногда включается единственный телевизор в селении (питающийся от генератора). Это было очень полезно во время недавнего военного переворота, из-за которого мы на Фиджи оказались на год позже, чем планировали.

Попутно мы посетили местную церковь, которая может вместить едва ли 80 человек (в деревне живёт около 190 человек), поэтому старейшины планируют стройку новой церкви, но, как они объяснили нам, из-за отсутствия денег (а деньги надо зарабатывать) новую церковь на 200+ человек можно будет построить только через 20-30 лет. (Услышав это, один из участников нашей экспедиции по приезду в Sigatoka поехал в банк, снял несколько тысяч долларов и передал жителям деревни на строительство новой церкви.)

Потом мы пошли в заведение, где нас сначала накормили местной едой (честно сказать, очень посредственной и необычной; лучшим блюдом был салат из капусты. Жареная курица была сносной. Карри из какого-то непонятного овоща было съедобным. Остальное было непривычным, но я из вежливости запихнул в себя пару незнакомых кореньев, отчего в 5:30 вечера, когда я пишу эти строки, в моём желудке происходит голодная революция), а потом где начались танцы. Это были не просто традиционные фиджийские танцы, а просто ритмичные движения под музыку. Марину сразу заприметили, и она яростно зажигала на танцполе. Потом Свята в оборот взяла трёхлетняя девочка с двумя растопыренными косичками. (Ребёнок до сих пор не может избавиться от ощущения неудобства: как это так — он танцевал с девочкой!) Потом и мне пришлось снять фотокамеру и присоединиться к огромному хороводу местных жителей.

Потом нам спели прощальную песню Isa Lei (странно, но красивую), где нам махали руками, а мы махали руками в ответ, а потом аплодировали друг другу. Марина после выхода наружу подарила детишкам специально припасённые детские книжки (две — австралийские из серии Little Ms:, а одну — российскую раскраску с изображениями африканских животных). Дети книжкам обрадовались, а потом начали исследовать их на вкус. Продолжение истории, к сожалению, мы не застали.

Снова на лодке. Всему хорошему приходит конец, и на этот раз мы едем на лодке без комментариев гида, со спрятанной камерой (и хорошо, что она была спрятана), со шляпой, лежащей где-то в ногах, и с прекрасным настроением. Едем мы быстро, опасно, но очень аккуратно входя в повороты, также приветствуя увиденных вдоль реки людей. И вдруг наш гид предложил устроить крутые повороты. Разумеется, все согласились. И вот — разгон, резкий поворот с торможением, и масса воды выплёскивается брызгами на нашу лодку. Потом ещё раз. Потом ещё раз. Сказать, что мы пищали от восторга — это недооценить степень нашего счастья. Счастья, потому что сегодня наш последний день на Фиджи (завтра в 4 часа дня мы улетаем домой в Сидней), а также потому что сегодяшний день запомнился как самое яркое впечатление за всё наше время пребывания на Фиджи.

(для не читающих меня давно) Правило путешествий Макса Крайнова. Уезжать откуда-то нужно тогда, когда тебе ещё там нравится. В этом случае, ты будешь вспоминать посещение с огромным удовольствием (возможно, большим, чем место действительно заслуживало). Если ты уедешь откуда-то тогда, когда ты уже всё посмотрел, — желания вернуться, а также ярких впечатлений, не будет.

Люди. О фиджийцах я, думаю, рассказал уже немало. Просто для галочки (а также для того, чтобы потом помнить, что я услышал) хочу упомянуть несколько моментов. Во-первых, зарплаты тут мизерные: F$3/час считается достойной оплатой труда. Во-вторых, сегодня в Sigatoka мы стояли на улице, общаясь с партнёрами по туру, и мимо нас прошла группа девочек младшего школьного возраста. От группы отделилась одна девочка, подбежавшая к нас с милым вопросом, выпаленным на одном духу: Do you have money? (типа, «у вас деньги есть»? Обезоруживающий детский гоп-стоп) Понятно, что несмотря на какой-то экономический подъём, Фиджи остаётся бедной страной, которой потребуется ещё смена пары поколений до того, как она будет в состоянии достойно обучить своих подростков и дать им современное образование в области высоких технологий. Я хочу вернуться в эту страну лет эдак через десять, чтобы посмотреть, насколько мои пророчества сбываются.

Подписаться по Email

2 комментария to “Фиджи. 8 июля 2008”

  1. Очень яркое повествование, прямо мысленно перенесся в описываемые места 🙂

    И мне кажется, что уже пора делать отдельный тематический блог, посвященный странам и путешествиям. Финансовая тематика вот удостоилась отдельного блога, и это правильно. Все же «блоги обо всем» менее популярны чем строго тематические.

  2. Согласен, но я мы не так часто путешествуем. Вот лет через 30, думаю, мы развернёмся по полной программе.