То, что я читаю и пишу #46

Кризис продолжается. Его не сильно видно, если не брать в расчёт потерю рабочих мест в финансовом, автопроме и добывающем секторах экономики. Цены на товары слегка повышаются (что выражается в увеличении моих средних еженедельных продуктовых трат на $10-15). Появляются также и плюсы: количество людей, тратящих деньги на ремонт, снизилось, поэтому первый раз за последние пять лет стало можно найти исполнителей, способных приступить к работе прямо сейчас. Открытие счёта в банке стало занимать 20 минут, а не 40, как раньше — потому что банки рады каждому новому клиенту (говорю из личного опыта, когда пришлось переносить все счета из ANZ в Commonwealth).

А тем временем блоггеры не спят. Илья Весенний задумался над тем, как пишутся книги про то, как стать миллионером. Авторы исследований постоянно берут несущественные факторы, за уши притягивают силу их влияния на реальные события и выдают исследования за истину в последней инстанции. Также авторы проводят корпоративные тренинги, амбициозные по натуре и бессмысленные по содержанию. Зато весь мир знает, что секрет успеха СуперГения в том, что он каждое утро ест хлопья Kellogs.

Эдуард Мусинский опубликовал Песнь о Буревестнике Кризисе Ликвидности. Я помню, когда в Литературной Газете в 1990-м году было опубликовано аналогичное пародийное стихотворение, начинающееся с: «В гастрономе у прилавка/Голод толпы собирает…» и заканчивающееся: «Мясо, пусть скорее будет мясо!» Эдуарду, видимо, лавры ЛГ не давали покоя, и он опубликовал собственное видение проблемы, начинающееся с: «Над финансовой системой кризис тучи собирает. Между долларом и евро гордо реет Неликвидность, экспроприации подобна./То обрушивая рынки, то стрелой взмывая ставки, она ликует, и — спекулянты чуют гибель в её воплях.» Артём Ейсков тем временем объясняет читателям, почему ожидать падения цен на продукты питания — идея неразумная и вредная для бюджета. Он также приводит непробиваемые аргументы, почему цены вырастут, а публика откажется это замечать. А Дима Давыдов вообще призывает читателей задуматься над тем, что для них означает слово «бедно». Это не поход в ресторан раз в 2 недели вместо раза в неделю (как пришлось поступить мне). Это означает умение готовить из невкусных продуктов вкусную еду, радоваться сэкономленным на прошлой неделе деньгам только по прошествии недели, но ни в коем случае не раньше, находить недорогие, но приятные развлечения (катание на велосипеде, совместная игра в футбол, поход с палатками и т.п.). Это не означает, что нужно терять радости жизни — просто нужно уметь любить жизнь вне зависимости от положения.

Как я уже писал, работа определяет то, кем мы на самом деле являемся. Можно тысячу раз произнести мантру, что «как хорошо, что я бросил работу на дядю за $3000/месяц и стал фрилансером, зарабатывая $1000/месяц«, бурчание в желудке заставит передумать. А вот Сергей Колесниченко считает, что как только доход начинает превосходить какой-то разумный уровень, мотивация начинает определяться сферой деятельности, а не зарплатой. У меня по этому поводу немного другое мнение (мой идеал компании — это где оплата труда руководителя напрямую зависит от производительности его подразделения), но с удовольствием привожу мнения других блоггеров.

Валентин Поляков по привычке написал поучительную статью про три уровня, на которых может находиться бизнесмен. В статье приводится очень верный и очень актуальный пример про снятие начинающей компанией офиса в центре города, суперремонт и рамещение дорогой нетаргетированной рекламы непонятно, для чего. Если мне кто-то говорит, что начинающая компания собирается 30% своего бюджета потратить на офис и обстановку, я точно знаю, что этой компании нужна серьёзная психологическая бизнес помощь. Кстати, Вадим Залива опубликовал свои комментарии к переводу очень известной статьи про жизнь стартапов в эпоху кризиса, когда халявные деньги как-то быстро кончились. Да, нельзя останавливать все процессы в компании только потому, что поток рекламных денег иссякает, и поэтому аутсорсинг снова становится актуальным — но не для того, чтобы расти быстрее, а чтобы не сдохнуть. Но есть ли перспективы у украинских (да, в принципе, и у любых неиндийских) оффшорных компаний?

По поводу тренингов и бизнес-консультирования в целом: Алекс Левитас очень точно подметил факт, который я на собственной шкуре прочувствовал лет 5 назад: как только ты что-то узнаёшь, ты не можешь сознательно забыть информацию. Если тебе бизнес-консультант, к примеру, сообщил, что открывать бизнес без каких-либо метрик, указывающих на выполнение планов, бессмысленно, то вскоре ты забудешь про то, КТО тебе это сказал, и будешь считать, что ты это знал всегда. В этом особенность любого консультирования: если оно действительно работает — про тренера вряд ли вспомнят. А Виктор Ронин рассказывает про посредников — как с ними работать, как их поощрять и чего от них ожидать. Как только вы это узнаете, вы забудете про то, откуда вы получили данную информацию, хотя самой информацией пользоваться будете.

Предыдущие выпуски: 4544, 43, 42, 41.

Напоследок: Финансовый кризис — вещь неприятная, но вполне терпимая, если у вас есть личный (или семейный) финансовый план, объясняющий вам, сколько денег вы можете потратить еженедельно без ущерба для бюджета.

Подписаться по Email

Comments are closed.