Всемирный Экономический Форум 2011: Глобальные риски

Радует, что на ВЭФ понимают, что лису, разграбившую курятник, нельзя ставить главой строительства нового, более вместительного курятника. Впрочем, понимание — это ещё не решение. Новый отчёт ВЭФ интересно почитать, а можно почитать его ключевые моменты у меня. Но сначала небольшое вступление:

Экономическое неравенство и фрагментация общества.  Самый недооценённый, но крайне опасный тренд. Неравенство тесно связано с коррупцией, политической нестабильностью, торговым балансом и переоценённым активам. Действительно, в ряде развитых стран рост доходов самых богатых 20% населения за последние 20 лет обогнал в 2 раза рост доходов самых бедных 20% населения. Среди факторов, напрямую повлиявших на обстановку, есть и такие: разрушение «социального контракта» между работодателем и работником, уменьшение роли профсоюзов и несоответствие образования рабочим требованиям. Фрагментация общества привела к тому, что начали появляться классы в обществе, для которых личные экономические интересы важнее национальной самоидентификации и общественных связей. Это частично связано с переходом традиционных «вертикальных» обществ в более гибкие «горизонтальные», где участниками общества могут быть и жители других стран. (Я тому пример) Это сопряжено с риском расслоения общества не только по экономическому, но и по культурному признаку.

Слабость международных управляющих организаций. Если вы не знаете, как работает ООН, почитайте вот эту книжку — у меня волосы дыбом стояли. Международные организации в имеющемся виде — беззубые существа, не способные достичь или обеспечить выполнения никакого «сильного» решения. Не помогает и то, что принцип принятия решений в глобальных организациях — консенсус, что противоречит возможности изменить хоть что-то.

Ладно, переходим к рискам:

Дисбаланс сбережений и инвестиций, фискальный кризис и обесценивание активов. Неокейнсианская политика тушения пожара бензином займа денег государством у населения (инвестиции) в надежде на то, что население будет пропорционально откладывать деньги (сбережения) по вполне очевидным причинам не сработала. Спасение банков и финансовых институтов было схоже с оправданием преступника и заключением в тюрьму жертвы. Перетекание денег в развивающиеся экономики (ибо нечего ловить в странах с процентной ставкой в 3.5%) приводит к инфляции товаров, услуг и валюты.

Развитые страны попали в клещи: с одной стороны, стареющее население требует всё большего количества ресурсов, а с другой стороны, недавние заимствования и раздутые долговые обязательства (требующие как периодической уплаты процентов, так и выплаты собственно тела долга) создают крупный риск дефолта.

Тем не менее, из-за невозможности договориться глобальные проблемы будут решаться на локальном уровне, — но с учётом шкурных политических и экономических интересов каждой страны в краткосрочном периоде. Интересно, но со смертью гипотезы эффективного рынка (EMH — Efficient Market Hypothesis) страны всё-таки стали понимать, что нужно закручивать гайки в отношении рисков банков (в частности — какой мультипликатор выданных кредитов к собственным средствам должен быть у банков, и как вернуть риск в деривативы). Напомню, что сейчас банки оказались в выгодной для себя ситуации ассиметрии рисков: их убытки де-факто гарантируются государством, а прибыли принадлежат банкам и их акционерам.

Преступная экономика: незаконная торговля, организованная преступность и коррупция — риски с высокой вероятностью появления и средним влиянием на экономику. Они существенно влияют ещё на три риска: нестабильность в государстве, терроризм и геополитические конфликты. Хуже всего, что экономическое неравенство — идеальная питательная среда для преступной экономики. Такая экономика подрывает не только международные принципы, но и власть в отдельно взятой стране, становясь её заменой (как в случае с РФ в 1990-х гг).

Разумеется, нельзя прилепить ценник на преступления против интеллектуальной собственности, равно как нельзя оценить недополученные государством налоги и общий объём «распиленных» средств. Считается, что преступная экономика составляет около 7-10% мировой экономики. Вот оценки объёма самых выгодных нелегальных операций, полученные из публичных источников (т.е. их надо умножать минимум на Pi):

  • $200B: поддельные лекарства
  • $180B: проституция
  • $140B: марихуана
  • $100B: поддельная электроника
  • $80B: кокаин
  • $60B: героин и опиум
  • $60B: видеопиратство
  • $50B: пиратство программного обеспечения
  • $50B: контрабанда сигарет
  • $30: торговля людьми

и т.п. Теневая экономика в достаточной степени интегрирована с «белой» — и поэтому укрывание компанией налогов может приводить в выплате зарплат сотрудникам, которые эти деньги потратят на товары и услуги, где есть НДС (вполне возможно), и государство получает свой налог. Бывает так, что отказаться от преступной деятельности просто невозможно, как показывает пример опийных ферм в Афганистане.

По идее, ряд мер, направленных на выявление реальных собственников бизнесов (вместо номинальных директоров), контролирование потоков денег между компаниями и странами, создание «прозрачной» налоговой отчётности могли бы помочь, но на практике этого добиться нереально из-за огромной стоимости контроля. Эта стоимость, разумеется, будет включена в стоимость товаров и услуг.

В заключение: отчёт довольно большой и переводить его не хочется. Хочется только заметить, что авторы подобных отчётов ещё живут по старому учебнику экономики и либерально теоретизируют о мире во всём мире.

Подписаться по Email

13 комментариев to “Всемирный Экономический Форум 2011: Глобальные риски”

  1. Всего 30 баксов на торговле людьми? Кто-то бабушку на eBay продал? ;->

  2. 30 миллиардов

  3. Макс, если бы не было теневой экономики, то разрыв между богатыми и бедными был бы еще больше.
    $200B: поддельные лекарства, $100B: поддельная электроника — если имеется в виду то, что кто-то делает дженерик и пишет на коробке Viagra (или хреновый чайник и т.д.), то от этого страдают только интересы конкретных мега-корпораций. Если бы все покупали только товары владельцев патентов/копирайтов, ты думаешь сотрудники этих компаний зажили бы намного лучше?

    А вообще чувствуется что форум был организован лоббистами. Все перечисленное кроме наркотиков, проституции и торговли людьми — интересы корпораций, владельцев патентов и интеллектуальной собственности.

  4. Форум — да, был организован лоббистами. С интеллектуальной собственностью чуть сложнее: надо разделять концепцию IP и бизнес-практики компаний.
    Первое — отличная вещь, если не брать в расчёт патентных троллей. Поддельные лекарства, кстати, — это не дженерики, и суют туда не те вещества, которые есть в формуле.

  5. Макс, объясните пожалуйста про смерть гипотезы эффективного рынка. Какая сейчас есть замена ей и как же живут вовсю индексные фонды (Богл и прочие вовсю пропагандируют), в том числе их же инвесторам рекомендует Баффет, который всегда был против EMH. Напишите пожалуйста.

  6. 1. Замена — государственное регулирование экономики. Не планирование экономики, а регулирование, когда финансовые институты становятся utilities типа воды и газа.
    2. Индексные фонды — это альтернатива активным трейдам, а не инвестиционным инструментам (в широком смысле данного слова). Богл и Баффет, естественно, говорят то, что им выгодно. Индексные фонды не спасают от спадов в экономике.

    Если бы EMH была верна, то кризисов не было бы никогда. Также EMH делает ряд преступных упрощений и умолчаний типа «рядового потребителя», идеальной осведомлённости потребителей и бизнесменов, нулевых транзакционных издержек (впрочем, кое-какие модификации берут эти издержки в расчёт в попытке объяснить различие реальности и идеального мира) и т.п. Причина, почему EMH ещё не убита официально, — это то, что миллиарды долларов были потрачены на обучение этой профанации во всех бизнес-школах.

  7. Все-таки есть сомнения насчет поддельных лекарств. Лекарства, конечно, подделывают, но вряд ли в таких масштабах. Наверняка эта цифра включает в себя и незаконное использование названий, и выпуск запатентованных лекарств (с правильным составом) без лицензии.

  8. В открытых источниках нашел, что долю поддельных лекарств в РФ оценивают в 10-15%. Если это действительно умножать на Пи (что, возможно, будет разумно), то шанс купить в аптеке именно мультивитамины, а не крашенный мел < 70%.
    В источнике грешат на забугорных поставщиков (вост. Евр. и Китай).
    Сейчас государство хорошо поддерживает российские фарма-компании и, в идеале, при замене забугорных — нашими — обороты контрафакта должны снизиться. Хотя, в условиях нашей страны, в это верится с трудом.

  9. А где в списке торговля оружием?

  10. В полном списке есть, но сумме в $3B я просто не верю

  11. [..]шанс купить в аптеке именно мультивитамины, а не крашенный мел < 70%[..]

    Кстати о витаминах — показывали как-то мужика, который вот уже много лет ест обычную глину.. Он даже фирму организовал по продаже таких таблеток…

    А я вот подумал — глина, это все-таки какая-то материя.. если б она состояла из какого-то чистого вещества (элемента) — углерода там, например — она была бы углем, если из кремния — ценным сырьем для электр.промышленности.. А так.. мужик-то ведь абсолютно прав — в ней полно разных микроэлементов! Да в любой грязи у нас под ногами их полно! По крайней мере в тех концентрациях, которые необходимы организму — уж наверняка. 😉

  12. [..]Напомню, что сейчас банки оказались в выгодной для себя ситуации ассиметрии рисков: их убытки де-факто гарантируются государством, а прибыли принадлежат банкам и их акционерам.[..]

    2 Max: Ооо, нет и не было ничего слаще банковской деятельности (особенно когда ты крупный банк) — берешь у государства под 0.25% раздаешь под 4%.. ну или под 12% и 18% соответственно ;-)) Просто чудесная розница..

  13. Макс, позволю себе задать еще один вопрос.
    «2. Индексные фонды – это альтернатива активным трейдам, а не инвестиционным инструментам (в широком смысле данного слова). »

    Разве индексные фонды не являются инструментом, который можно использовать как инвестиционный инструмент? Я имею ввиду вкладываться в индексные фонды на срок 5-10-20 лет, плюс все это проводить с учетом портфельной теории (ребалансировка портфеля раз в год и т. д.).
    Я сейчас рассматриваю с точки зрения возможностей одного человека, а не глобальных изменений в экономике.
    Да, я понимаю, что та же портфельная теория также исходит из EMH, но это достаточно доступный инструмент именно инвестирования. Или я не вижу какой-то серьезной ошибки?